Как банки обманывают вкладчиков на процентах от вкладов?

Обманутые «вкладчики»: о чем молчат банки

Как не попасться на удочку операциониста при открытии счета

В Банки.ру регулярно обращаются люди, пострадавшие от некорректности банковских продавцов, — просят помочь расторгнуть договор страхования жизни, подсунутый им вместо обычного вклада. Причем просят, когда уже сделать ничего нельзя, не потеряв денег, — когда истек двухнедельный «период охлаждения». Как не оказаться в такой ситуации?

Кто виноват

Банки всё охотнее продают страховые продукты, так как очень неплохо на этом зарабатывают. В первом полугодии 2018 года банковские комиссии от продажи страхования жизни выросли на треть относительно того же периода 2017-го и достигли рекордных 30 млрд рублей. Но, увы, довольно часто банковские сотрудники зарабатывают на страховках некорректно — то ли по незнанию продукта, то ли из нежелания вникать в нюансы, то ли просто в погоне за легкими деньгами (комиссии огромны, а отвечать-то на претензии клиентов будут страховщики). В итоге страдаем мы — рядовые потребители финансовых услуг.

Некорректные продажи (или мисселинг) стали бичом рынка страхования жизни в 2017—2018 годах. Их называют самой серьезной опасностью для бурно растущего инвестиционного страхования жизни. Эксперты опасаются массового разочарования обманутых «вкладчиков» в страховании жизни как таковом именно из-за того, что его выдают за принципиально другой продукт. Хотя в самом страховании жизни нет абсолютно ничего плохого — только хорошее.

Что происходит

Из-за небрежного отношения банка к подобным комиссионным продуктам тысячи клиентов банков, пришедшие открыть вклад, оказываются страхователями, сами того не желая, а зачастую даже не зная об этом. Это было бы не так страшно, если бы народ не нес в банки последнее с уверенностью, что сможет снять деньги при первой необходимости. Пожертвовать «накапавшими» процентами при досрочном расторжении договора по вкладу клиенты, как правило, готовы, а вот лишиться части вложенного — нет. Когда вдруг выясняется, что ты не можешь получить обратно деньги без потерь до завершения срока действия договора или что тебе необходимо вносить деньги регулярно (обычно раз в год), «страхователи поневоле» начинают звонить во все колокола — пытаются расторгнуть договор, что ведет к неизбежным потерям.

О чем молчат банки

Есть несколько традиционных уловок, на которые идут не совсем добросовестные продавцы в банках. О них необходимо знать, чтобы не попасться.

1. Договор инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) это не вклад. Продавцы часто не предупреждают об этом клиента. Историй в стиле «Я пришел открыть вклад, мне пообещали высокий процент, я согласился и лишь потом увидел, что это договор страхования» настолько много, что можно предположить: банки фактически узаконили эту простенькую ложь.

2. Из первого пункта следует, что сохранность инвестированных средств не гарантируется государством, она целиком и полностью зависит от устойчивости страховщика, а также честности его владельцев и топ-менеджмента. От устойчивости банка-продавца ИСЖ — не зависит совсем.

3. Договор страхования жизни — это долгосрочный продукт, в этом виде страхования не бывает годовых или полугодовых договоров. Это обусловлено базовыми принципами бизнеса. В ИСЖ нельзя вкладывать последние деньги, так как полностью вернуть инвестированное вы сможете только по окончании срока действия договора, то есть как минимум через три года, а чаще — через 5—7 лет.

4. Если вы все-таки захотите досрочно вернуть вложенное, то получите не изначальную сумму, а «выкупную», которая заведомо меньше внесенной. По мере увеличения вашего «стажа» по договору выкупная сумма по ИСЖ увеличивается: скажем, в первый год она может слегка превышать 50%, во второй — 60%, в третий — 87% и т. п. Таблица выкупных сумм обязательно должна содержаться в договоре. Стоит иметь в виду, что в накопительном страховании жизни, которое вам тоже могут ненавязчиво продать в банке, выкупная сумма в первые годы, как правило, гораздо меньше 50%. Это связано с особенностями формирования резервов.

5. Платеж может быть не единственным, а если не внести следующий, могут быть проблемы с возвратом инвестированных средств. Анастасия К., обратившаяся к Банки.ру за помощью, пришла в один из крупнейших банков открыть счет на свое имя, а ушла с двумя договорами страхования жизни в двух разных компаниях: один на пять лет, другой на год. «На тот момент я только месяц как прилетела из Азии, где жила долгое время вместе с сыном, в Москве работы у меня еще не было. И подписывать такой договор, зная его условия, я, конечно бы, не стала», — рассказывает Анастасия. Первый взнос по пятилетнему договору у нее составил 120 тыс. рублей. Затем выяснилось, что если она не внесет через год еще 120 тыс., первая сумма «сгорит». Зато потом Анастасии пообещали заморозить эти два взноса — получить их она, по словам сотрудников банка, смогла бы лишь в 2022 году. Такие опции созданы для того, чтобы человек получил все же не маленькую выкупную сумму, а хотя бы вложенные средства плюс инвестиционный доход. Ну и конечно, чтобы он оставался под страховой защитой в течение всего срока действия договора.

6. Часть средств идет не на инвестирование, а на страховое покрытие. Наличие страховки — это дополнительный бонус, но нужно понимать, что часть средств на страховую премию изымается из тела инвестиции.

7. Продавцы в банках часто заманивают в ИСЖ клиентов, пришедших открыть вклад, более высокими процентами, не уточняя, что это предположительная, а не гарантированная (как во вкладе) доходность. Гарантированная доходность по большинству продуктов ИСЖ равна нулю, то есть вам обеспечен простой возврат вложенных средств. Да, средняя доходность по ИСЖ выше процентов по вкладам, особенно когда ставки по вкладам снижались продолжительное время. Но доходность по ИСЖ целиком зависит от времени входа и выбранной стратегии — где-то она может превышать 30%, а где-то оказаться и вовсе отрицательной. В последнем случае вы все равно получите назад свои взносы.

Продавцы в банках также не рассказывают, что большая часть ваших средств идет в консервативное инвестирование (на то, чтобы гарантировать вам возврат первоначальной суммы, когда договор закончится), которое высокой прибыли не дает. И наконец, лишь третья часть денег инвестируется в рисковые инструменты, которые и могут принести дополнительный доход выше банковских ставок.

Где выход?

Страховщики, на которых в итоге и падет народный гнев, борются с мисселингом как могут. В начале лета они разработали стандарты, подразумевающие обязательное включение в договор в качестве неотъемлемой части памятки, где прописывается то, о чем продавцы обычно умалчивают. Эта памятка должна быть написана крупным шрифтом, чтобы его заметили даже те, кто обычно договоры не читают. Когда это правило будет строго исполняться банками, возможно, мисселинг пойдет на убыль. Но все же спасение утопающих всегда дело рук самих утопающих.

Как спастись «утопающему» клиенту банка?

Единственный способ — читать договор от корки до корки. Причем не тот вариант, который вам дали для ознакомления, а именно тот, который вы подписываете. Известны случаи, когда в процессе оформления договора листочки потихоньку менялись. Потом подмену очень трудно доказать. Такая история, например, приключилась с другой нашей читательницей, которая тоже невольно купила страховку под видом вклада.

В договоре нужно смотреть все, но главное — вид договора (чтобы понимать, это договор вклада, открытия счета или страхования жизни) и условия его расторжения, а также ваши обязанности (там могут оказаться регулярные взносы вместо единовременного платежа) и санкции за их неисполнение (хорошо бы на старте выяснить, например, чем чревато невнесение очередной суммы). Неплохо было бы обратить внимание и на срок действия договора. Я уже не раз слышала от «пострадавших»: «Мне сказали, что договор на два года, а он, оказывается, на три!» Не верьте консультанту на слово. Он по большому счету за свои слова не отвечает, а вот написанное в договоре за вашей подписью топором не вырубишь.

Многие почему-то стесняются настаивать на своем. Между тем, если вас что-то не устраивает в тексте договора, можно потребовать его изменения. Вам будут долго рассказывать, что договор шаблонный, согласованный с банковскими юристами, изменению не подлежит и т. п. Вас могут шантажировать закрытием счета (своими ушами слышала подобный разговор в отделении одного из серьезных банков) или чем-то подобным, если вы откажетесь подписывать стандартный договор. Но в итоге банк, скорее всего, пойдет вам навстречу, если изменения не принципиальны, поскольку заинтересован в вас как в клиенте. Просто работники не хотят для себя лишних хлопот.

«Что вы мне лапшу на уши вешаете?»

Прекрасным примером того, как нужно разговаривать с банковскими сотрудниками, стал для меня 80-летний дедок, который битый час отстаивал свои права в отделении банка (я ждала своей очереди, но быстро об этом забыла, наблюдая за процессом). Маленький, щупленький, в огромных очках с отломанной дужкой, но в пиджаке, дед, по ощущению, был в прошлом либо юристом, либо финансистом. Он сидел в кресле, сильно сгорбившись, но голос звучал уверенно и бодро.

Бороться с ним пришли все сотрудники отделения, но справиться не смогли. Первое, чему он возмутился, была как раз подмена текста договора. «Что вы мне даете подписывать? Я читал другой документ. Распечатывайте заново!» Поворчали, но распечатали. Тут он заметил, что во втором варианте не сняли галочку согласия на какие-то дополнительные услуги, и снова возмутился. «Вы подписывайте, подписывайте, галочку мы потом уберем», — попробовала «сыграть на дурачка» операционист. Не прокатило. «Что вы мне лапшу на уши вешаете? — справедливо взъярился дед. — Как вы потом ее уберете, если я подпишу документ?!»

Дед дочитал до конца и оторопел: «Подождите, тут говорится, что я получил на руки активную карту? Как я могу это подписать, если не получил?! Уберите это из договора!» Операционисты хором спели песню про юридический отдел и невозможность изменить договор. «Зовите начальника!» Пришла руководительница допофиса и начала рассказывать дотошному клиенту, что пластиковую карту он получит через неделю, но сейчас уже есть активная виртуальная карта, которой можно пользоваться. «Я могу с ней пойти в банкомат и снять деньги?» — ехидно поинтересовался дедок. «Конечно, нет!» — в голосе руководительницы прозвучало легкое презрение к деду и глупому вопросу. «Ну, значит, я не получил никакой активной карты! Меняйте договор!»

Через час операционисты сдались и стали звонить в головной офис — испрашивать разрешения убрать один пункт из договора. Я не стала дожидаться окончания истории, так как стало понятно, что вне зависимости от исхода этой конкретной ситуации дед уже победил. Он заставил повязанных скриптами банковских сотрудников отойти от шаблонов. Аргументом стали даже не специальные знания, а просто здравый смысл. Если бы все клиенты банков, страховых, НПФ, ПИФов и прочих финансовых организаций настолько осознанно подходили к заключению договора, не было бы никакого мисселинга. Ну или его было бы значительно меньше.

Как россиян обманывают в банках: «впаривают» страховки под видом вкладов

Финучреждения в России скопировали у Запада все самое худшее

28.04.2019 в 18:10, просмотров: 45399

Понадобились человеку деньги, и он пошел за ними в банк. Тут-то и выяснилось, что никакого вклада у него нет. Ах, вкладывал сумму, ах, договор. Так это договор на покупку векселей или страхового полиса, объясняют ему вежливые сотрудники. И — нет, к сожалению, сразу получить свои деньги обратно невозможно. Клиент возмущается: так мне же ваш консультант так посоветовал, сказал — выгоднее! М-да, может, и правда будет выгоднее, отвечают ему, но вот денег, увы, сейчас вы не получите. «Так я не то хотел, меня обманули. » — разоряется клиент. И тут он не прав в терминологии. Такого рода разводка по-научному называется мисселинг — недобросовестная продажа одной услуги (ценной бумаги, страховки и много чего еще) под видом другой (например, депозита). В сфере финансовых услуг последствия мисселинга несведущим клиентам могут обойтись очень дорого.

Обычные граждане — не самые большие знатоки в области финансов. Работники финансовых структур, в том числе банков, этой безграмотностью часто пользуются. Нет, речь не о криминальных историях из разряда «с большой дороги». Все гораздо коварнее и тоньше: по каким-то внутренним мотивам компании человеку просто подсовывают один финансовый продукт вместо другого.

Сертификат для бомжа

Георгий Иванович из Брянска был уверен в том, что разместил в банке по совету менеджера высокодоходный вклад. Через какое-то время ему потребовались деньги, и он решил закрыть его. Тут-то и выяснилось, что никакого вклада нет, а есть договор инвестиционного страхования жизни (ИСЖ). И закрыть такой договор раньше срока можно лишь на условии удержания 30–40% от суммы.

Пожилой жительнице Воронежа Тамаре Викторовне, всегда державшей в банке только вклады, сотрудники банка предложили «сменить стратегию», чтобы получать более высокий доход. По их совету женщина открыла вместо депозита индивидуальный инвестиционный счет (ИИС) и заключила договор доверительного управления с «дочкой» банка, которая приобрела для нее ценные бумаги. Менеджеры всерьез заверяли ее, что она получит льготы по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ). Но женщина-то была неработающей пенсионеркой и не платила этот налог в принципе, значит, ни о каких льготах и речи не могло идти. Но на эту нестыковку вкладчица, «зачарованная» речами менеджера, обратила внимание только потом. А вот о другой возможной льготе — по налогу на доходы от инвестиций — ей даже не упомянули. Впрочем, никаких доходов и не было. За год ее вложения «похудели» на четыре процента — такова была ситуация на рынке ценных бумаг. Узнав об этом, Тамара Викторовна расторгла договор. Итог: минус 10 тыс. руб. из-за падения рыночной цены купленных ценных бумаг, минус два процента за доверительное управление и еще штраф за досрочное расторжение договора. На требования вернуть потерянные деньги банк ответил отказом.

Читайте также:  Как легко открывать банку с закручивающейся крышкой?

Студента Андрея, обучающегося в Москве, в банке уговорили заменить платежную карту на новую — с бесплатным обслуживанием. Обрадованный, он согласился. Но через некоторое время вдруг обнаружил, что деньги за обслуживание снова стали списываться. Оказалось, что для его карты действовал льготный период всего на три месяца. А дальше обслуживание стало платным, причем по более высокому тарифу, чем у его предыдущей карты.

Наталью Филипповну, индивидуального предпринимателя из Владимира, менеджеры банка уговорили вместо открытия вклада приобрести облигации банка. Она согласилась, узнав от служащих, что «доход гарантирован», и куда выше, чем по вкладу. Но через какое-то время банк обанкротился. Женщина обратилась за получением страховки и только тут выяснила, что инвестиции в ценные бумаги, в том числе и в облигации банка, не застрахованы государством — в отличие от депозитов. Вернуть вложенные средства можно лишь в ходе процедуры банкротства банка, которая может длиться годами. При этом держатели ценных бумаг отнесены законом к последней, третьей очереди получателей средств. Этой категории кредиторов мало что достается и годы спустя, если достается вообще.

Семья Архиповых из Подмосковья решила улучшить свои жилищные условия. Для покупки более просторной квартиры требовались дополнительные средства. Люди продали дачу и квартиру, переехали на съемную. На время, пока подыщется подходящий вариант, решили отнести деньги в банк. Там им предложили не депозит, а «более выгодный» инструмент — депозитный сертификат. Далее — та же история. Банк обанкротился. Депозитные сертификаты по закону не являются застрахованными. В итоге — третья очередь кредиторов, без особой надежды получить хоть что-нибудь. Семья осталась и без квартиры, и без денег.

Историй о такого рода подменах финансовых услуг предостаточно. Заболтали, ввели в заблуждение искушенные консультанты. А для клиента эта доверчивость «на слух» и «на слово» зачастую оборачивается на деле потерей своих кровных.

Златоусты на комиссионных

Может быть, кого-то утешит информация о том, что мисселинг — это не только разводка по-российски, но международная беда.

«Можно сказать, что в 2007–2008 годах импульс ипотечному кризису в США дал именно мисселинг: там шла бесконечная «упаковка» ипотечных кредитов в ценные бумаги, плюс под них выпускались страховые продукты. В результате инвесторы уже не понимали, какой финансовый инструмент они покупают и с какими рисками. И рейтинговые агентства тоже не понимали. Нет уверенности, что даже продавцы этих продуктов точно понимали, что впаривают, — рассказывает заместитель декана экономического факультета МГУ, эксперт проекта Минфина по повышению финансовой грамотности Сергей Трухачев. — В Англии уже длительное время развивается крупный скандал, в основе которого — мисселинг. Там вместе с ипотечными кредитами продавали страховки, по которым заведомо не могут быть осуществлены выплаты: например, неработающему пенсионеру — от потери работы. В этой истории уже выплачено долее 50 млрд фунтов компенсации, и есть вероятность, что эта сумма не окончательная».

Вряд ли стоит радоваться тому, что наши финансовые институты «вписались» в мировую практику такого рода. Тем не менее это глобальное явление до нас дошло и максимально творчески развивается. Самые распространенные пассы производятся вокруг слова «вклад» — практически единственного известного большинству граждан финансового термина. Но пассы эти лишь используют знакомое слово в качестве приманки: то, что мы вам предлагаем, выгоднее вклада, удобнее вклада, современнее вклада… Без конкретики.

По оценке Сергея Трухачева, мисселинг сейчас наиболее распространен в трех секторах. Первый, самый маргинальный, это кредиты, продающиеся вместе с оказанием каких-то услуг, чаще всего — косметических, медицинских, курсов по изучению языков. Приходит дама на массаж, а потом обнаруживает, что подписалась на выплату кредита…

Второй сегмент — относительно свежий. По наблюдениям эксперта, это потребительские кредитные кооперативы: «Некоторые из них внезапно начали масштабный «чес» по привлечению денежных средств не только от своих пайщиков, а просто путем телефонных звонков всем подряд».

Самый же распространенный сектор — страхование, в основном — индивидуальное страхование жизни, полисы которого гражданам предлагают под видом простых и понятных депозитов как нечто «более выгодное».

Банк России на своем специализированном ресурсе — образовательном портале «Финансовая культура» — дополняет перечень мисселинговых ловушек паями ПИФов, ценными бумагами, в том числе облигациями и векселями как самого банка, так и «дружественных» ему организаций, а также договорами негосударственного пенсионного обеспечения. По наблюдениям регулятора, как правило, граждане сталкиваются с мисселингом при продаже небанковских услуг в банках, где консультанты недоговаривают либо намеренно искажают информацию.

Зачем продавцам надо обманывать клиентов? Все просто: чтобы продать неходовой товар. Банки зачастую обрастают дочерними финансовыми структурами — страховыми, инвестиционными и управляющими компаниями, «дружат» с пенсионными фондами и другими близкими по профилю институтами, выпускают собственные облигации и векселя. Но понятно также, что у клиентов, пришедших в банк, самым востребованным остается традиционный депозит. А остальные финансовые продукты куда девать: солить, что ли? Вот и начинают консультанты охмурять растерявшихся от обилия незнакомых слов клиентов: тут недоговорят, тут передернут, тут обволокут красноречием…

Их рвение тоже просто объясняется: за каждую проданную непрофильную услугу им начисляется премия — в некоторых банках даже нормативы таких продаж устанавливают. И златоустам-менеджерам абсолютно все равно, какой финансовый результат получит в итоге клиент: лишь бы самим не нарваться на штрафы из-за невыполнения «плана». А клиент явно обнаружит подмену не сразу. Ведь «проявление проблем, связанных с мисселингом, носит отсроченный характер», говорится в комментариях Центробанка.

Страховка от мухлежа

В сфере втюхивания ИСЖ под видом «более выгодного» депозита дело зашло так далеко, что Центробанк вынужден был вмешаться. Как сообщила «МК» пресс-служба регулятора, в 2018 году он получил более тысячи жалоб, связанных с мисселингом, из них примерно 50% — на продажу полисов ИСЖ под видом вкладов.

По оценке председателя правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрия Янина, мисселинг с ИСЖ гораздо масштабнее: «Думаю, это миллиарды рублей: практически все полисы страхования жизни в последние годы продавались под видом депозитов, ведь другого канала продаж, кроме как через банки, у страховых компаний нет. И лишь единицы граждан делали свой выбор в пользу ИСЖ осознанно».

Надо отметить, что сам по себе полис страхования жизни — хороший, нужный продукт. Но он не депозит, у него свои особенности. В числе его рисков, указывает ЦБ, — негарантированная доходность, невозможность вернуть всю сумму до истечения полного срока договора, который заключается на три или пять лет. В любом случае «дозревать» до приобретения такой финансовой услуги надо самостоятельно, а не под напором консультантов.

А после того, как человек обнаруживает, что ему впарили, во-первых, не то, за чем он обратился, а во-вторых, услугу, которая ввела его в убытки, помощи ему ждать неоткуда. Как объяснили в ЦБ, «договоры на оказание финансовых услуг относятся к гражданско-правовой сделке, и разногласия между сторонами решаются в судебном порядке. Факт того, что клиент был введен в заблуждение при подписании договора, также может быть установлен только в рамках судебного разбирательства». А как тут докажешь, что тебе лапшу на уши навешали?

Теоретически подтверждением может стать запись разговора. Но закон не обязывает банки фиксировать общение с клиентом. Ну и «поскольку гражданско-правовые сделки совершаются исключительно по волеизъявлению сторон, Банк России не обладает полномочиями по урегулированию споров».

Тем не менее поток жалоб на мухлеж с продажей ИСЖ заставил регулятора принять меры. Так, с 1 апреля вступило в силу указание Банка России с требованиями о полном раскрытии информации об особенностях договоров ИСЖ и связанных с ними рисках. Симметричные требования еще с конца января предъявил своим коллегами Всероссийский союз страховщиков в виде набора внутренних стандартов.

Эксперты удовлетворены тем, что Центробанк «спохватился». Однако, по их мнению, предлагаемые меры всех проблем, связанных с мисселингом, не решат. «Информация об особенностях и рисках финансовых продуктов должна быть прописана в договорах крупным шрифтом и броским цветом — примерно как предупреждения, размещаемые на пачке сигарет, — считает Янин. — Международный опыт показывает, что визуализация в таких случаях играет огромную роль».

«Хорошо, что ЦБ разработал стандарты, чтобы такую практику пресечь. Однако здесь важна позиция самого бизнеса», — уточняет Сергей Трухачев. А позиция бизнеса долгое время выражалась в том, что даже крупные и респектабельные банки «баловались» практикой подмен услуг.

Не бойтесь выглядеть занудой

Как не попасть в ловушку мисселинга? Тут никаких Америк никто не откроет: внимательно читайте договор, хоть в нем и «много букв». Деньги-то ваши.

Банк России рекомендует, прежде чем ставить подпись под документом, обратить внимание на четыре момента.

Во-первых, с кем именно вы заключаете договор (а значит, с кем вам придется иметь дело в будущем) — с самим банком или другой организацией?

Во-вторых, попадают ли ваши инвестиции в государственную систему страхования вкладов?

В-третьих, гарантируют ли доходность по вашим вложениям, и какую? Иногда вам не дают гарантий, что вы получите какой-то определенный доход, или устанавливают его на низком уровне — 1–2%. Но при этом обещают, что фактическая прибыль может быть высокой. В таком случае изучите статистику доходности по этому инструменту за предыдущие кварталы и годы. Уточните, будут ли у вас вычитать какие-то комиссии.

В-четвертых, на какой срок вы заключаете договор? Что будет, если вы захотите расторгнуть его раньше? Сколько денег вам вернут?

«Если в договоре нет ответа на эти вопросы или что-то остается неясным, не стесняйтесь уточнить информацию у менеджера. Задавайте вопросы и требуйте разъяснений, пока все не станет понятно. Верить словам тоже не стоит, попросите показать эти пункты в договоре или других документах. Лучше выглядеть занудой, чем потерять свои сбережения», — напутствует регулятор.

Заголовок в газете: Разводка по-научному
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27964 от 29 апреля 2019 Тэги: Финансы, Деньги, Договор, Кризис, Налоги, Инвестиции , Компенсации, Общество, Бизнес Организации: ЦБ РФ – Банк России Пенсионный фонд МГУ Места: Россия, Москва, США, Воронеж

Как банки обманывают вкладчиков.

Как банки обманывают вкладчиков. Тайна договора банковского вклада

Компания ГАМБИТ24 раскрывает Банковскую тайну о вкладах. Банк зарабатывает на разнице процентных ставок по кредитам и депозитам (вкладам).
Кредитные организации заинтересованы дёшево «купить» денежные средства и дорого «продать». Но значительное увеличение депозитного портфеля можно обеспечить, лишь пообещав выгодный высокий процент, лояльные условия, низкие минимальные суммы депозитов.

Рассмотрим, подробно как все выглядит в действительности

  • Обещанная высокая процентная ставка по депозиту(вкладу) действует лишь на период действия акции или рекламы. Например, размещая деньги на год, можно получить на первый месяц высокий процент по депозиту (вкладу), а потом, по окончанию срока акции или рекламы, депозит (вклад) автоматически переходит на более низкую процентную ставку по стандартному банковскому депозиту (вкладу), а за оставшиеся 11 месяцев, начисляется ставка значительно ниже. Эту низкую процентную ставку, кредитные организации, в договоре как правило не указывают, прописывают только название вклада, который заменит вклад рекламный.
  • Самый распространенный способ привлечь клиента в банк, но не заплатить ему обещанного – предусмотренная в депозитном договоре (договоре банковского вклада) возможность изменять процентную ставку, в сторону снижения, разумеется, в одностороннем порядке. Кредитная организация обычно уверяет, что это стандартный договор.
    Но документ есть документ, подписывая его, клиент соглашается и с этим пунктом, позволяя кредитной организации не выполнять свои рекламные обещания. На просьбы изменить этот пункт менеджеры уверяют, что это невозможно, типовой договор утвержден руководством банковского учреждения, и менять его нельзя.
  • Третий неприятный момент, о котором умалчивается при подписании депозитного банковского договора (договора банковского вклада) – условия его досрочного расторжения. Тут клиента ждёт не только задержка в выплате – заявление может рассматриваться от трех дней до двух недель, но и потеря всех начисленных ранее процентов, а порой и штрафные санкции в виде определенного процента от общей суммы вклада. Комиссия за досрочное снятие денежных средств с депозита (вклада) составляет от 1 до 10% от суммы (депозита) вклада.

Многие вкладчики сталкиваются с необходимостью оплачивать комиссию в случае досрочного снятия денег с депозита (вклада). Кредитные организации объясняют такой порядок тем, что в заключенном договоре вкладчики извещены о комиссиях и тарифах.
Однако включение в договор положений ущемляющих права потребителей само по себе является административным правонарушением на которое кредитные организации идут сознательно, надеясь извлечь дополнительный доход за счет комиссии за снятие средств с депозита.

Взимание комиссии за выдачу денежных средств противоречит действующему законодательству, и ущемляет права потребителя. Комиссия за выдачу денег не является отдельной банковской услугой, а является обязанностью Банка, предусмотренной п.3 ст.859 Гражданского Кодекса РФ. Согласно п. 2 ст. 5 Федерального закона “О банках и банковской деятельности” размещение привлеченных банком денежных средств в виде вкладов осуществляется банковскими организациями от своего имени и за свой счет.

Согласно п. 2 ст. 837 ГК РФ у вкладчика есть право на досрочное изъятие депозита (вклада). То есть с точки зрения закона вкладчик, забирая депозит (вклад) раньше срока, не нарушает условия договора, а лишь реализует свое законное право. Это означает, что штрафовать вкладчика банк не имеет права.

Условие договора об отказе гражданина от права на получение вклада по первому требованию ничтожно. Потребители, столкнувшиеся с такой практикой имеют право потребовать возврата от кредитного учреждения незаконно списанных комиссий за досрочное снятие средств с депозита. В случае если данное требование банк не удовлетворит добровольно, потребитель имеет право обратиться в суд.

Читайте также:  Как отремонтировать деревянный забор?

Основные нарушения банков

  • Ну и нельзя не упомянуть о таком распространенном способе скрытого от глаз банковского заработка, как «тарифы на расчетно-кассовое обслуживание». За формулировкой в договоре: «кассовое обслуживание – согласно тарифов на РКО» скрываются такие неприятности, как стоимость открытия счета для зачисления суммы по окончанию срока депозита, процент от суммы, взимаемый за выплату самого депозита, многие другие сюрпризы, зависящие лишь от изощренности ума менеджеров банка. Опасность тарифов на РКО еще и в том, что меняются эти тарифы регулярно, появляются новые платные услуги и сервисы.
  • Банки неверно рассчитывают и начисляют проценты по вкладу. В итоге, после окончания срока депозита (вклада) клиент получает доход меньше, чем должен был. Проценты на сумму банковского депозита (вклада) начисляются со дня, следующего за днем ее поступления в банк, до дня ее возврата вкладчику включительно, а если ее списание со счета вкладчика произведено по иным основаниям, до дня списания включительно. При возврате вклада должны выплачиваться все начисленные к этому моменту проценты ст. 839 ГК РФ.
  • Нарушение порядка капитализации процентов. Проценты по вкладу с капитализацией могут начисляться ежедневно, ежемесячно, ежеквартально и ежегодно. Эти денежные средства Банк должен прибавлять к сумме депозита (вклада). И в следующем периоде проценты будут начислены уже на большую сумму. Соответственно, доход вкладчика будет больше. Но, Банк целенаправленно систематически делает нарушения, в срок не присоединяет проценты к депозиту (вкладу), неверно рассчитывает проценты.
  • Списание комиссии за выдачу вклада (депозита), списание комиссии за прием денежных средств во вклад (депозит).
  • Списание комиссии за открытие депозитного счета. С клиента списывается комиссия при заключении договора банковского вклада (депозита), за открытие счета, где будут учитываться денежные средства клиента. Данная комиссия является не законной.
  • Банк списывает денежные средства с вклада (депозита). В договорах нескольких банков появились нормы, по которым банк получает право на списание средств со счета клиента, если у того есть долг по кредиту в этом же банке. Это незаконно! Денежные средства вкладчика — его собственность и распоряжаться им может исключительно вкладчик. Списание кредита за счет депозита (вклада) возможно только в случае, если вкладчик сам пожелает таким образом погасить кредит и обратиться в банк с письменным заявлением. В соответствии со ст. 854 Гражданского Кодекса РФ банк имеет право списывать денежные средства со счета клиента только на основании его распоряжения, а также на основании договора между банком и вкладчиком (договорное списание). Поэтому эта схема может быть вполне «законной». Так что от заключения такого договора лучше отказаться, или просто не размещать депозит (вклад) в том же банке, где у вас есть еще не погашенный кредит, или брать взаймы в банке, где у вас лежат сбережения.
  • Отказ в возврате вклада клиенту в срок. В день завершения договора банковского вклада клиенту не выдают денежные средства под всеми видимыми и невидимыми предлогами. Допустим банк выдал денежные средства через 3 дня после даты завершения исполнения обязательств по договору вклада, но в течении этих 3 дней Банк пользуется денежными средствами и вкладчику не начисляются проценты, а если и начисляются то по ставке до востребования, а это составляет 0.1 % годовых.
  • Отсутствие страхования по вкладу. Банк не является участником АСВ (Агентство страхования вкладов).
    Главное правило вкладчика – проверять и хранить договор вклада . Когда суд решает вопрос о возврате денег, договор – главный аргумент.

Как банки обманывают вкладчиков

Случаи обмана сотрудниками банков своих клиентов за последние два года заметно участились. Причем горе-вкладчики обычно спохватываются и пытаются дать обратный ход сделке тогда, когда уже ничего нельзя сделать без потери денег. Где искать подвох, подписывая договор с финансовой организацией, и в каких случаях нужно быть особенно внимательным, выяснял корреспондент сайта VSE42.Ru.

Мисселинг – новое понятие, массово вошедшее в том числе в обиход потребителей банковских услуг. Слово красивое, вот только значение его отнюдь не привлекательно. Дело в том, что мисселинг означает навязывание продукта или услуги, которые вам не нужны. Вот простой пример. Вы решили открыть вклад в банке, рассчитывая, как и положено в таком случае, на заранее известный процент и срок. Разумеется, вы рассчитываете и на то, что вклад будет защищен государством. Однако в результате становитесь обладателем совершенно иного финансового продукта, о ключевых особенностях которого вам не сообщили. Вот это сюрприз! И весьма неприятный.

Как говорят эксперты, в 2017-2018 годах такие некорректные продажи превратились в настоящий бич, в частности, рынка страхования жизни. Как выясняется, они представляют серьезную угрозу для активно развивающегося инвестиционного страхования жизни. Специалисты опасаются, что именно из-за мисселинга эта услуга перестанет вызывать доверие у клиентов и придет в упадок. Хотя само по себе страхование жизни – полезный и нужный продукт.

А теперь подробнее о механизме обмана в сфере страхования банками. Дело в том, что это очень выгодно, прежде всего, для самих финансовых организаций. Банки неплохо зарабатывают на этом. Так, за первые шесть месяцев 2018 года банковские комиссии от продажи страхования жизни в сравнении с первой половиной 2017 года выросли на треть. В результате они достигли рекордных тридцати миллиардов рублей. Это небывалая, по сравнению с прежними годами, прибыль.

Вот только банковские сотрудники часто некорректно зарабатывают на страховках. И чаще всего именно в погоне за легкими деньгами. Хотя, конечно, встречаются и такие, кто просто не посчитал нужным вникать в нюансы продукта и разъяснять их покупателю. При заключении таких договоров банк получает прибыль, а на претензии введенных в заблуждение клиентов придется отвечать страховщикам. Но больше всего в таких случаях, безусловно, страдают рядовые потребители.

Небрежное отношение сотрудников банка или намеренное введение клиента в заблуждение приводит к тому, что люди, не желая того, становятся страхователями. А иногда даже не знают об этом. И все бы ничего, если бы россияне не несли в банк последнее с уверенностью, что смогут получить обратно свои сбережения при первой необходимости.

Когда “невольные страхователи” узнают, что не могут забрать из банка изначально вложенную сумму без потерь или обязаны регулярно пополнять счет на конкретную сумму, то принимают попытки расторгнуть договор. А это, в свою очередь, также ведет к потерям.

То есть если пожертвовать частью или всеми накопленными процентами при досрочном закрытии вклада клиенты банка не против, то лишиться части внесенной базовой суммы не хочет никто.

На что же необходимо обращать внимание вкладчикам при заключении договора с банком, чтобы не угодить в капкан мисселинга?

  • Для начала важно понимать, что договор инвестиционного страхования жизни не является сберегательным вкладом. При этом частенько продавцы не предупреждают об этом клиентов, подлавливая их на обещания высокого процента. Люди соглашаются, подписывают все бумаги и только потом замечают, что с ним заключили договор страхования. Случаи эти в последнее время стали настолько массовыми, что создается впечатление, будто банки делают это нарочно. Поэтому сразу обратите внимание хотя бы на название договора при его подписании.
  • Сохранность средств, полученных банком по договору инвестиционного страхования жизни, не гарантируется государством. Вся ответственность в данном случае ложится на страховщика. И клиенту банка остается надеяться только на надежность страховой компании. Банк, который продал договор инвестиционного страхования жизни, не дает ровным счетом никаких гарантий.
  • Договор страхования жизни не заключается на полгода или год. Это продукт долгосрочный. Именно поэтому в договор инвестиционного страхования жизни нельзя вкладывать все до копейки. Дело в том, что полностью вернуть вложенные деньги можно только по истечении действия такого договора. Минимальный срок может составлять три года, максимальный – от пяти до семи лет. Долгосрочный вариант практикуется чаще. Рассчитывайте свои финансовые возможности, просчитывайте риски.
  • Все же если вы решите досрочно вернуть вложенные деньги, то по договору страхования жизни получите только так называемую “выкупную” сумму, которая заведомо меньше изначально внесенной. Правда, чем дольше пролежат деньги в банке, тем больше будет выкупная сумма. Кстати, таблица с расчетом выкупных сумм обязательно должна прилагаться к договору.
  • Имейте в виду, что условиями договора может быть предусмотрено несколько платежей. Кроме этого, в нем может быть прописано условие, что если вы не внесете последующие суммы, то возникнут проблемы с возвратом уже вложенной.
  • Другой важный нюанс состоит в том, что часть средств, переданных финансовой организации по договору инвестиционного страхования жизни, идет не на инвестирование, а на страховое покрытие. Страховка – это бонус. Но часть средств на страховую премию изымается из тела инвестиции.
  • Сотрудники банков часто заманивают клиентов более высокими процентами по договорам инвестиционного страхования жизни, не поясняя, что доходность по такому договору не гарантирована, а всего лишь предположительна. По большинству продуктов инвестиционного страхования жизни гарантированная доходность равна нулю. То есть клиенту, скорее всего, будет обеспечен простой возврат изначально вложенной суммы. Но также в каких-то случаях доходность может превысить 25-30%, а в каких-то может стать отрицательной. Тем не менее и в последнем случае вам вернут взносы назад.

Страховщики, которые в конфликтных ситуациях остаются “крайними”, ищут способы борьбы с мисселингом. Например, летом были разработаны стандарты, обязующие включать в договор памятки с информацией, о которой умалчивают сотрудники банка. Такие памятки являются неотъемлемой частью договора. Они должны быть напечатаны крупным шрифтом, заметным клиенту. Возможно, если банки будут исполнять это требование, то масштабы мисселинга уменьшатся. Но все же клиенты должны сами внимательно изучать договор и отказываться от неприемлемых для них предложений.

Причем читать нужно не те бумаги, которые вам дали для ознакомления, а тот договор, на котором вы ставите свою подпись. Бывают случаи, когда в процессе оформления документов страницы подменялись. Доказать это потом очень сложно. Поэтому клиенту не помешает контролировать все действия сотрудника банка и внимательно вчитываться в текст.

Вид договора сразу скажет о характере его условий. Обращайте внимание, договор ли это страхования жизни, открытия счета или вклада. Делайте акцент на условиях его расторжения, а также на ваших обязанностях. Как раз в этом пункте, скорее всего, будет отражено обязательство делать несколько взносов, а также санкции за его неисполнение.

Обратите внимание на срок действия договора. Не верьте консультанту на слово. Изучите все условия сами. Сотруднику банка отвечать за свои слова не придется, а договор с вашей подписью будет иметь юридическую силу.

Не стесняйтесь задавать вопросы и настаивать на своем. Если вас что-то категорически не устраивает, потребуйте внести изменения в условия договора. Если вам скажут, что договор шаблонный и не корректируется, требуйте встречи с руководством. В конце концов, за вами всегда остается право отказаться подписывать стандартный договор.

Можем успокоить, банк, скорее всего, согласится на ваши условия, если поправки к тексту будут непринципиальны, так как заинтересован в вас как в клиенте.

Осторожно! Банки вас обманывают: Подводные камни договоров

Улицы города и просторы Интернета пестрят заманчивыми рекламными объявлениями о заоблачных процентах и об идеальных условиях по вкладам.

Но, как гласит народная мудрость, чем ярче реклама, тем более вероятно наличие какой-нибудь маленькой ложки дёгтя в сладкой бочке мёда. Существуют подводные камни договоров, снижающие вашу итоговую доходность по вкладу, информацию о которых банк старательно прячет от вас за размытыми формулировками, ссылками на другие документы и различными дополнительными соглашениями.

Итак, вот самые популярные банковские приёмы для ввода клиентов в заблуждение, за счёт чего снижается общая доходность депозитов:

Читайте также:  Как правильно удалять яблочные пятна с одежды
Подводные камни договоров

Банки скрывают в своей рекламе реальную процентную ставку по вкладу. Например, вам говорят: «Вклад Доходный — до 15% годовых» (формально банк ничего не нарушил, предлог «до» может означать хоть 1%, но всё равно неприятно). Открываем подробные условия по данному «чудо-вкладу», и оказывается, что начисление процентов поделено на периоды: с 1-122 день ставка – 11%, с 123-244 день ставка 12%, и только в период с 245-356 день мы находим те самые рекламные 15%. Думаю, очевидно, что итоговая доходность по вкладу будет гораздо ниже 15%, ведь по такой ставке проценты начисляются только в один период из трёх. Ознакомьтесь, например, с вкладом «Доходный» «Росинтербанка» (по состоянию на 28.06.2015). «МКБ» в своём вкладе «Сберегательный+» оказался ещё более «щедрым» на проценты (в период с 1-190 день ставка вообще всего 6,5%, и только с 190 по 380 день мы видим рекламные 15%; информация действительна на 28.06.2015).

Популярной уловкой банков являются вклады с возможным частным снятием некоторой суммы вклада.

Например, посмотрите вклад «Комфортный» «Военно-Промышленного банка» (по состоянию на 28.06.2015).

Во многих других банках проценты на снятую сумму просто считаются по ставке «до востребования» (а это максимум 0,1% годовых), т.е. вы теряете свои деньги. Окажется, что ваши финансы просто лежали мёртвым грузом с момента открытия вклада, а не приносили доход.

Например, посмотрите условия «СмартВклада» от «Тинькофф Банка». Там русским по белому написано: «проценты на изымаемую сумму вклада пересчитываются исходя из ставки «до востребования» — 0,1% годовых» (информация на 28.06.2015).

Единственным удобством подобных вкладов является то, что договор вклада не расторгается при частичном снятии, но проценты на снятую сумму вы теряете.

Банки любят менять тарифы на расчётно-кассовое обслуживание (РКО).
Это очень удобно, т.к. в договоре банковского вклада обычно есть пункт, что все расчёты с банком осуществляются согласно тарифам банка на расчётно-кассовое обслуживание. Менять их банк может хоть каждый день, просто разместив информацию о новых тарифах на стендах у себя в отделениях или запрятав где-нибудь в глубинах официального сайта. Будет считаться, что банк вас проинформировал, не ждите персональных смс или электронных писем.

Банк может ввести любую комиссию на расчёты, например, на приём наличных через свою кассу. Абсурд! Мы несём свои деньги в банк, а он за это ещё и деньги берёт. Но именно это происходит теперь в «РосИнтербанке» (по состоянию на 28.06.2015). Читаем обновленные тарифы на расчётно-кассовое обслуживание клиентов «РосИнтербанка», пункт 3.1: «Прием/внесение наличных денежных средств на счета клиента (за исключением приема/внесения наличных денежных средств на счета клиента в целях погашения задолженности перед АО КБ «РосинтерБанк») – 3% от суммы»! Круто, правда? А всё дело в том, что банк имеет полное право менять тарифы на РКО согласно условиям вклада. Конечно, банку теперь не выгодно принимать пополнения во вклады с 20%-ными ставками, и он решил такими методами немного снизить их доходность для клиентов. Правда, на данный момент осталась одна лазейка: можно пополнить карту (которая бесплатно выдавалась ко вкладу) через банкомат, а потом перевести через интернет-банк внутрибанковским переводом к себе на вклад, это пока без комиссии.

Банк может фактически прекратить прием дополнительных взносов. Например, банк «ВПБ» с 26.06.2015 установил минимальную сумму пополнения вклада «Комфортный» в 3 000 000, а раньше дополнительные взносы принимались от 5000 руб. Фактически желающих нести в такой банк 3 миллиона, скорее всего, не найдётся. Банк сначала заманил вкладчиков выгодными условиями, а потом поменял их (естественно, формально банк не отказался от обязательств по дополнительным взносам, а то, что он может увеличить сумму минимального пополнения, было прописано в договоре «…Банк оставляет за собой право изменять минимальную сумму дополнительного взноса в течение всего срока Вклада…»), но, естественно, внимание вкладчиков на этом не акцентировалось). На мой взгляд, повышение суммы минимального пополнение в 600 раз – это неуважение к своим вкладчикам.

У банка изначально могут действовать интересные тарифы на расчётно-кассовое обслуживание, просто на этих моментах никто не заостряет внимание.
У банка может быть комиссия на снятие наличных через кассу банка. Возьмём, например, «Альфа-Банк» (по состоянию на 28.06.2015), при самом дешёвом тарифном плане «Эконом» (который обойдется вам в 959 рублей в год), если вы захотите снять с текущего счёта сумму меньше чем 135 000 руб., то будьте любезны оставить в банке комиссию в 1,5%.

У банка может быть комиссия на зачисление средств, перечисленных безналичным путём из другого банка на ваш счёт. Например, в «МКБ» (по состоянию на 28.06.2015, пункт 2.1 тарифов на расчётно-кассовое обслуживание) — 0,4% от суммы. Т.е. вы платите комиссию и тому банку, из которого делаете перевод (это, в принципе, логично), и «МКБ» за то, что он принимает ваши денежки (что, на мой взгляд, странновато).

У банка может быть ещё и комиссия за обналичивание денег, поступивших на счёт безналичным путём. Возьмём «Альфа-Банк» с тарифом на обслуживание «Эконом», в котором чётко написано: «Выдача наличных с Текущего счета (кроме выдачи в банкомате), которые поступили на счет физического лица безналичным путем и находились на этом счету менее 10 календарных дней – комиссия 5%»).

Что ждет вкладчиков и заемщиков в 2020 году

За минувший год ЦБ снизил ключевую ставку с 7,75 до 6,25% годовых. Вслед за ней ставки самых выгодных рублевых депозитов для населения в крупных банках опустились с 8–8,25% до 6–6,5%. Доходность вкладов в долларах упала до 1–1,7%, в евро – до 0,1% под влиянием в том числе снижения учетных ставок ФРС США до 1,5–1,75% и ставки депозитов ЕЦБ до минус 0,5%.

По данным ЦБ, к декабрю ставки выданной ипотеки снизились на 0,47 процентного пункта (п. п.) до 9,19%, а средневзвешенные ставки займов для населения сроком до 1 года – на 0,82 п. п. до 15,13%.

В 2020 г. тенденция к снижению ставок в целом сохранится, хотя и не по всем продуктам и не так стремительно, как в 2019 г., считают опрошенные «Ведомостями» эксперты.

По их мнению, в первом полугодии ЦБ будет плавно снижать ключевую ставку и к середине года она достигнет 5,75%. Этому будет способствовать низкая инфляция: по прогнозу главного экономиста BCS Global Markets Владимира Тихомирова, к февралю она может достичь 2,5% в годовом исчислении, а в перспективе трех месяцев – 2–2,3%. Другой фактор – укрепление рубля, курс в 2020 г. может выйти в интервал 55–60 руб. за доллар, добавляет главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. В среду президент Владимир Путин сообщил о грядущем увеличении социальных расходов, в том числе на материнский капитал, детские пособия. «Возможность существенного увеличения расходов бюджета способна оказать заметное влияние на динамику инфляции и политику регулятора в отношении ключевой ставки. Тем не менее долгосрочный тренд на понижение ставок в экономике пока сохраняется», – уверен руководитель направления банковских рейтингов НКР Михаил Доронкин.

Во второй половине года макроэкономический сценарий может измениться, полагает Орлова: инфляция может подскочить до 4% из-за роста покупательной способности населения, индексации пенсий и других мер господдержки. ЦБ, как минимум, сохранит ставку на уровне 5,75%, считает Тихомиров. По мнению Орловой, к концу года она вернется к 6%. Но главный экономист «ПФ капитала» Евгений Надоршин считает, что к концу года ЦБ опустит ставку до 5,5%.

Редкие проценты вкладчиков

Вслед за ставкой ЦБ проценты по рублевым депозитам снизятся в среднем на 0,5–1 п. п. к концу года, считает Тихомиров. Основное снижение произойдет в первой половине года, полагают эксперты. Главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников напоминает, что после декабрьского снижения ключевой ставки некоторые банки не стали опускать ставки сезонных депозитов, а кредиты выдавали под пониженные проценты, из-за чего могут столкнуться с убытками. Поэтому в начале года они будут вынуждены корректировать ставки, не дожидаясь очередного решения ЦБ.

Средняя максимальная ставка рублевых депозитов в этом году может опуститься до 5,5%, ожидает Доронкин. По словам главного экономиста Совкомбанка Кирилла Соколова, она может опуститься ниже 5%.

Надоршин допускает, что в течение года вкладчики увидят небольшие скачки ставок вверх по сезонным продуктам, особенно в случае ослабления рубля.

А вот проценты по валютным вкладам уже сейчас близки к минимумам года, единодушны экономисты. Ставки депозитов в евро и долларах в 2020 г. скорее всего останутся на уровне нуля и 1–2% годовых соответственно, так как ФРС и ЕЦБ в этом году вряд ли изменят политику, говорит Тихомиров.

Ставки депозитов в евро для населения, судя по всему, не уйдут в отрицательную зону. ЦБ отказался от идеи законодательно разрешить банкам вводить отрицательные ставки вкладов для физлиц. Сейчас, согласно ГК, банк обязуется принять средства на вклад и вернуть их с процентом. Что касается счетов, то их доходность в некоторых банках уже ушла в минус из-за комиссий за обслуживание.

Неприятным сюрпризом для вкладчиков с валютой может стать повышение нормы отчислений в фонд обязательных резервов (ФОР). Такой сценарий аналитики не исключают, мотивируя его недовольством ЦБ темпами девалютизации вкладов. Отчисления в ФОР по валютным вкладам с лета прошлого года находятся на уровне 8%, что снижает доходность для вкладчика почти на 0,5 п. п., указывает Матовников.

Страховка не для всех

В 2020 г. для некоторых вкладчиков может вырасти размер страховки по вкладам. В декабре Госдума приняла в первом чтении закон, повышающий возмещение по вкладам до 10 млн руб., если на них размещены средства, полученные в наследство, страховые или социальные выплаты, а также выплаты по решению суда, средства от продажи недвижимости, гранты в форме субсидий и в ряде других случаев. По словам председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, законопроект может быть принят уже зимой и вступить в силу в этом году. Вопрос, будет ли его действие распространяться на ранее открытые вклады, по его словам, остается открытым. «ЦБ и правительство в этом вопросе заняли достаточно жесткую позицию: обратной силы закон иметь не должен. Вероятность того, что эта позиция возобладает, велика», – говорит он. Общего повышения страхового возмещения по вкладам не ожидается.

Кроме того, в 2020 г. ЦБ обяжут информировать вкладчиков о банках, которым запрещен прием вкладов, – соответствующий законопроект находится на рассмотрении ГД. До сих пор эти сведения относились к банковской тайне, что дезориентировало клиентов. «С прохождением этого законопроекта проблем не вижу. Он будет принят и вступит в силу в самое ближайшее время», – обещает Аксаков.

Ставка на ипотеку

Скорее всего, общее годовое падение кредитных ставок не превысит 0,5–1 п. п., считает директор финансового центра «Сколково – РЭШ» Олег Шибанов.

Потенциал падения ставок потребительских кредитов ограничен, полагают все эксперты. Ставки необеспеченных потребкредитов и автокредитов, по словам Надоршина, вряд ли значительно снизятся – в этом сегменте все меньше хороших заемщиков, а долговая нагрузка и риски растут. Да и ЦБ принимает меры для охлаждения потребкредитования.

Самый большой потенциал снижения кредитных ставок у ипотеки, считают эксперты. По словам Надоршина, прежде всего продолжит дешеветь ипотека – это во многом политическая задача. Уже весной 2020 г. средняя ставка предложения для клиентов «с улицы» упадет до 8,5%, для зарплатных клиентов – до 8%, уверен независимый эксперт ипотечного рынка Сергей Гордейко. При ключевой ставке 5,75% и инфляции 3,5% ставка выдачи ипотеки к концу года опустится до 8% годовых, рассчитывает Тихомиров.

Впрочем, на ипотечные ставки для закредитованных граждан может повлиять введение показателя долговой нагрузки (ПДН – отношение платежей по всем кредитам к ежемесячному доходу; применяется в потребкредитовании с 1 октября 2019 г.) заемщика при расчете достаточности капитала банка, если ЦБ решит использовать этот параметр при выдаче ипотеки уже с 1 июля 2020 г. Об этом регулятор предупреждал в декабре, но решение пока не принято. Чем больше ПДН и ставка по кредиту, тем выше коэффициенты риска при расчете достаточности капитала банка и тем больше капитала требуется банку для выдачи кредита.

Эта мера снизит шансы получить ипотеку заемщикам с высокой долговой нагрузкой (ПДН более 50%) и низким первоначальным взносом по ипотеке. Падение рентабельности для банков приведет к относительному увеличению ставок для клиентов, особенно по кредитам с низким первоначальным взносом, предполагает вице-президент банка «Санкт-Петербург» Дмитрий Алексеев.

Даже если ЦБ пойдет на применение ПДН в ипотеке, заемщиков, оформивших кредит до 1 июля, это изменение вряд ли коснется, считают банкиры. Оно может отразиться лишь на тех, кто получил одобрение по кредиту до 1 июля, но еще не вышел на сделку, допускает управляющий директор «Абсолют банка» Антон Павлов: «Банк может пересмотреть свое решение, если у клиента высокий уровень ПДН, но, как правило, банки принимают подобный риск и выдают кредит».

Ссылка на основную публикацию